Паскудниковский УпырЪник

Первая кругосветка на лисапеде (продолжение)
eagle_r
-





В прошлой части нашей правдивой истории, которую вы... (кстати: *вы* - всегда пишетца с маленькой буквы, только неграмотные совки с большой буквы пишут внутри предложения и пошло енто дело со времен подобострастного отношения к чиновнику-благодетелю у которого заморской колбаски можно было по блату достать, жвачки блок, запорожец блестючий или пыжиковую шапку; а если уж совсем далеко копать, то неграмошные совки тупо скомуниздили такую манеру письма у англичан (лично Сталин лично у Черчеля и списдил, когда тележил с ним за второй фронт по переписке), но у них то *ты* и *вы* одинаково выглядят, вот поэтому оне *вы* и пейсали одно время с заглавной в деловом письме - а наши неучи вплоть до ЦК партии, не разобравшись, переняли. Вот оно слепое преклонение перед западом. Дьявол он в мелочах - потому совок успешно и сгнил. Никогда не пишите *вы* с большой, друзья!)

http://slinkingtowardretirement.com/wp-content/uploads/2013/05/wc-401851.jpg

итак... в прошлой части нашей правдивой истории, которую вы имели честь лицезреть, мы затронули детство, юность и начало преступного пути Онисия Панкратова по кличке Черный. Который, как утверждает википедия, являетца первым лисапедистом, объехавшим вокруг света. ТакЪ ли это? И о чем стыдливо умолчала первая свободная? Продолжаем разбиратца.

Добившись всего чего хотел в Харбине (полный контроль торговли лекарствами во время свирепстовавшей чумы, казнокрадство через сбитых им с честного пути чинуш, подпольный тотализатор, левые подряды на строительство железной дороги, всяческая контрабанда и прикормленная пресса) Онисим Панкратов 23 июля 1911 года выехал из города Харбин на лисапеде системы Гритцнера с целью создания мирового преступного синдиката, коего еще не было на свете. Ну и заодно, - брильянтовую ветвь получить, коию в 1896 году учредила международная федерация велоспорта. Тут неожиданно проснулась сентименталось. Евойный папаша, коего репрессировали по навету завистливой Чембарской мордвы, - бережно хранил вырезку из газеты об учреждении данного приза и всегда приговаривал за самоваром с плюшками: "Ты, сынок, давай достань мне эту ветку - распилим её, продадим и купим африканскую жирафу, чтоб на свист шла и орехи кедровые доставала с самых высоченных деревьев!". Да и брюлики Онисий сам приветствовал, ибо дарил их харбинским бабам, коии оказывали ему не только деловые услуги. Но в тайне - хотелось ему козырнуть перед Лили Даманской, своей первой любовью, что затерялась за это время в районе доходных домов Петербурга, что на Ваське.

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=43db42f7809b912f0371610d0051d86a-l&n=13

Выехал на лисапеде Онисий не один, а с сопровождением. Двое верных людей (поручики Краст и Маминц) под видом турЫстов должны были охранять и подготавливать почву в городах и селах для начинающего преступного авторитета. План был сколь прост, так и поражал глубиной замысла. Новый шелковый путь (с). Под цимес велогонки - наметить каналы сбыта различной контрабанды, наладить финансовые потоки и логистику, заручится поддержкой чиновничества на местах, добазаритца с авторитетами местного значения за долю.

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=8d91d857b3570e600eff2e0791fd4a0b&n=13

Конечно, ни на каком лисапеде Онисий всю дорогу не ехал. Верные люди заблаговременно подготовили ему тарантас и выносливых лошадей. На лисапед Онисий садился только тогда, когда через каждые 30-60 верст на горизонте появлялася более-менее приличная деревенька с церквой или городище с кабаком перед воротами. Тут-то он и пересаживался с мягкой подушечки на твердое сиденье и старательно крутил педальки. Подготовленная публика встречала его цветами и парящими чепчиками. Газетчики щелкали затворами и безбожно расходовали магний вне всякой совести и бухгалтерского учета. Онисий улыбался и толкал речи о трудностях дороги, красоте данного места, умных молодых лицах, чем весьма располагал к себе невзыскательную публику из глубинки.

http://ixbt.photo/photo/819871/37128Usvd4bj7Ur/1040598w.jpg

Как же была подготовлена публика? Не забываем, что вместе с Онисием выехали 2 харбинских поручика – его правая и левая рука. Один всегда находился с Черным – осуществлял охрану и въезжал без палева после него (спустя часик где-то) в город на тарантасе. А второй (поручик Краст) всегда опережал «кругосветчика» на денек-другой-третий, а иногда и за неделю. Поручик Краст кроме вентиляции ситуации, предварительных налаживаний связей в уголовной среде, - относил в редакцию или деревенскому старосте путевые заметки Онисия, заслуживающие отдельного внимания. В уголовнике Панкратове-Черном явно спала фигура равная по таланту если не Льву Толстому, то уж Мишке Загоскину или Николашке Брешко-Брешковскому - точно.

http://ic.pics.livejournal.com/fluggegecheimen/14520419/31230/31230_600.jpg
*на фотографии мать Николашки (бабушка гусской революции) осуждает литературную деятельность сына.

В этих заметках путешественника Онисий жаловался на беспрерывные хляби небесные, мириады комаров, которые проникали к нему в гетры и жалили в уставшие мышцы, живописно описывал борьбу с дикими животинами, прохаживался по местным нравам. Если выяснялось заранее, что одна деревня недолюбливает другую, или у какого городничего существуют контры с коллегами по уезду – это учитывалось. Онисий всегда держал нос по ветру. Для одних он пейсал, что в деревне противника его встретили градом камней за случайно задавленного цыпленка (выскочил из кустов и бросился клювом под колесо), а для других, что его, честного спортсмена хотели арестовать как японского шпиона или люто травили цепными псами. Для губернских центров (Красноярск, Камск, Чита) он готовил целые статьи – о героической его борьбе с грабителями с большой дороги – о том как пули летели над головой и как блестел кинжал в лучах заката. Если же было известно о симпатиях между соседями – появлялись заметки о прекрасной русской душе и милых людях, коии поили лисапедного странника горячим чаем, укладывали спать в горнице на пуховую перину (до чего богато и хорошо устроено это место – спасибо властям!), дарили рукавицы на собачьем меху и теплую шапку-финку с козырьком от непогоды. Иногда, его, конечно, ловили на вранье (история о том, как Онисий ехал по шпалам на велике 100 вёрст ночью без передыху, чтоб поспеть на службу в центральный собор Челябинска) – но эти голоса тонули в хоре восхищенной и умасленной им публики. Благодаря тщательно подготовленной почве и силе печатного слова – Онисим был обласкан властями куда бы не приезжал, был вхож в светские круги, что позволяло ему решать поставленные еще в Харбине задачи. Дела шли в гору. Работа кипела. Беспрерывные встречи. Днем - обчество, и ночью тоже обчество, но совсем другого характера. Спать было некогда. Отсыпался потом, в тарантасе. В результате после каждого отъезда – в каждом населенном пункте оставалась подготовленная преступная ячейка, - спайка из уголовников и властей. Лисапед Панкратова нес Чуму по всей России не хуже манчжурской эпидемии. Вирус распространялся, но в отличие от природного был куда-а-а хитрее.

https://coberu.ru/files/coins/369404/gallery/gallery_big_2_starinfotovelosipedist_lyubitel_iz_sankt_peterburgskogo_obshchestva_velosipedistov_rossiya_1900e_gg_8.jpg

А что же контролирующие органы? Жандармерия, охранка? Онисий благоразумно не связывался с революционэрами и заляпанными по макушку каторгой. Строй его устраивал. Эсеры, Большевички-Меньшевички только скрежетали гнилыми зубами, когда пытались выйти на контакт с пауком, кто так ловко заплетал свою сеть по всей Сибири. Даже известный террорист Ульянов-Ленин из Парижу удивлялся за стаканом винца: «Что же это мы не пги делах-то, товагищи?! Надо бы подбить к нему баки!». Зиновьев и Каменев только разводили руками. Но они еще с Панкратовым-Черным встретятца, обещаю.

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=1a835cd6ebe62500860cc3caf6494a95&n=33&h=215&w=329
*Зиновьев и Каменев в парижском предместье крадут велосипед

Сибирь кончилась, дороги стали получше, поровнее и тарантас сменили на автомобиль. Выбор пал на патриотичный Руссо-балт С-24/30, отличающийся от западных образцов повышенным объемом двигателя и проходимостью.


https://pbs.twimg.com/media/CkaYtU1XAAE2K_0.jpg

Чтобы поменьше крутить педалями на велосипеде (ибо плотность населенных пунктов увеличилась) – Онисий останавливался только в крупных городах, стремясь побыстрее оказатца в Петербурге. Во-первых, в столице его ждал давно подготовленным им же сюрприз – его люди собирали в Москве и Петербурге деньги на путешествие, упирая на то что известного велогонщика преследуют всевозможные беды и напасти, питаетца он зачастую хлебом и водой, поломки лисапеда часты (сменено 53 покрышки, 4 седла, 2 руля, 11 цепей и 752 спицы), а денег осталось всего два казенных рубля с полушкою – в церкву сходить не на что, свечку за успех кругосветки не поставить. «Как при таких условиях можно постоять за честь России-матушки в Европах, а уж тем более вокруг света? Позор вам Москвичи и Петербуржцы!» – стенала столичная и старостоличная пресса. Многочисленные благотворительные точки и агенты за месяц собрали для Онисия почти миллион рублей наличными. Он тут же пустил их в оборот. А во-вторых, он все еще надеялся найти там Лили Даманскую, на буфера которой он запал во время попойки в гимназии.



Продолжение следует…

?

Log in